beghiross: (Default)
[personal profile] beghiross
Вы никогда не задумывались над тем, как так могло выйти, что злостный атеистичный коммунизм, царивший у нас 70 лет, мог создать такую плодородную почву для появления православного культа? Причем культ этот при Путине только укрепился, а формироваться он начал сразу же после распада СССР (вспоминаем, как, например, сверхпопулярный Тальков тогда вел активную пропаганду попов и церквей).

Обратный вопрос: а как при появлении СССР такое количество людей, в свою очередь воспитанных на православии, так легко влилось в оголтелый культ Ленина, сменившийся впоследствии культом Сталина? Все дело в крайне схожем (вплоть до мелочей) формате обоих культов. Невзирая на то, что один культ атеистический, а другой — религиозный, как бы парадоксально это ни звучало, но оба культа являются и началом? и продолжением друг друга. Общество, в котором изначально был культ православия, всегда с легкостью примет культ коммунизма и наоборот — общество, в котором был культ атеистического коммунизма, с не меньшей легкостью вольется в культ религиозного православия. Вот об этом и поговорим подробнее.

1. Святые
Первое, что бросается в глаза при взгляде на оба культа, — это крайнее изобилие непререкаемых авторитетов, т.н. «святых». Например, у православных божественная троица, у коммунистов... тоже троица:



Над ней суровой статью возвышается непререкаемый авторитет. У одних это Иисус, у других — Сталин. Вокруг Иисуса стройными рядами стоят 13 апостолов, вокруг Сталина — 28 панфиловцев. Столько общих начертаний — аж дух захватывает!

Несложно обнаружить и подобие армии святых: у советского коммунизма это многочисленные герои труда, герои Союза, стахановцы, орденоносцы, ударники и так далее.
У православных имеется главенствующая организация — РПЦ. У коммунистов — КПСС. Две организации, пользующиеся непререкаемым авторитетом.

2. Мученичество
И в первом, и во втором случаях культ мученичества и самопожерствования — незаменимый атрибут пропаганды. Канонизация мучеников за веру отражает идею о том, что тяжелые физические испытания ради идей религии являются благом. И преподносятся как особые заслуги, как объект стремлений. Они служат пропуском в рай, не говоря уже про внесение в число почётных героев РПЦ. Если вы помните советские агитки, то знаете, что советский герой обязательно должен был быть мертвым, умершим за идею, за веру Сталина. Живых в СССР как-то не особо почитали.

Идея благости самопожертвования и её тиражирование очень выгодна как церкви, так и государству. В обоих случаях речь идёт о бесплатных услугах, которые паства оказывает господам даже ценой собственной жизни.
Также к культу мученичества относится и общая для православия и коммунизма идея: живи сейчас плохо, и когда-нибудь потом тебе за все воздастся. У коммунистов это светлое социалистическое будущее, у православных — блага в загробном мире. Ни первые, ни вторые так никогда и не получали обещанного. И совковый коммунизм, и православие пропагандируют самоотрешенную тяжёлую работу ради идей, называя её высшим благом, придавая ей оттенок героизма и просто играя на естественном желании человека получить славу и бонусные ресурсы.

Обе идеологии делают схожую подтасовку: они требуют от вас признания его СЕЙЧАС за обещание блага ПОТОМ. При этом вовсе не факт, что потом будет именно благо! Заметьте, что тут требуется не просто само признание. Оно должно быть подкреплено определёнными действиями. Например, вам надо вкалывать за гроши или покупать свечки. Вера без действий пуста.

3. Символизм
Ввиду метафизичности идеи светлого будущего она должна быть облачена хоть в какое-то материальное обличие. Чтобы ее можно было потрогать хоть в каком-то виде. Так и у первых, и у вторых появляется символизм, вобравший в себя все то, за что сегодня необходимо страдать:




Любой сподвижник как первого, так в второго культа должен носить на себе эти символы на случай, если, ввиду абстрактности формулировок, забудет, за что выступает.

4. Отказ от материальных благ.
Фундамент обоих культов основывается на постулировании отказа общества от материальных благ. Более того, материальные блага в обоих случаях подаются как нечто недостойное. При этом главные идеологи культов, будь то парторги или попы, наоборот, культивируют стяжательство вне всяких границ и рамок, не отказываясь от дорогих Мерседесов, швейцарских часов и квартир.

5. Борьба с инакомыслием, тоталитаризм.
И первое, и второе без этого пунктика обречены на провал. Ввиду крайне уязвимой позиции культов, любая, даже самая незамысловатая критика для ее лидеров, как нож во венам школьницы. В среде культивирования столь несостоятельных идей по народу со скоростью вируса начинают распространяться сомнения в целесобразности тех или иных действий и, самое страшное, — со временем закрадывается все больше сомнений в существовании того самого будущего. Если не подавлять инакомыслие, то культ обречен на полный скорейший разгром, поэтому залог успешности для лидеров заключается в том, насколько эффективно они будут справляться с этой работой. По этой причине абсолютно все такие культы носят исключительно тоталитарный режим и крайне радикальными методами пытаются искоренять мыслепреступления. В одних случаях это репрессии, в других — инквизиция.

Репрессивный аппарат — единственное, что способно на некоторое время сохранять жизнеспособность таких идей. Поэтому чем меньше фактологии, чем более расплывчаты формулировки, тем яростнее реакция на критику. Трудно представить себе ученого, который призывает убивать всех не таких. Среди верующих таких пруд пруди. По той простой причине, что за плечами ученого стоит четкая фактология, которая не способна пошатнуться даже при самой злостной критике, а за плечами верующего нет ничего, кроме убеждения. Трудно представить себе капиталиста, который призывает убивать всех, не верящих в капитал. Среди коммунистов таких пруд пруди. Потому что за плечами капиталиста располагается успешный опыт стран Европы и США, в то время как в мире нет ни одного успешного социалистического государства, а те, что есть, с завидной регулярностью рушатся, как карточные домики.

6. Формирование чувства вины и долга.
Это можно вкратце обозначить двумя примерами: «Иисус умер за ваши грехи» и «деды воевали за вас». Православная церковь ловко культивирует чувство вины, заставляя считать своих прихожан себя грешными и потому платить по одному лишь факту своего существования (первородный грех). Но первородного греха попам было недостаточно, и они придумали обширный перечень новых, под который попадают все естественные этологически обусловленные образцы поведения человека. Вы все должны Иисусу, который страдал за вас! Я его не просил страдать за меня, так что лично я ему ничего не должен.

В СССР все должны были Ленину, который придумал рай на земле, ударникам, стахановцам, дедам, потом Сталину, который победил фашизм. Потом Хрущеву, который добился надоев кукурузы. Космоденьянской, которая пожертвовала жизнью во благо советского народа. 28 панфиловцев, которых вообще не существовало, и т.д., и т.п. Родине, в конце-концов.

7. Отказ от индивидуальности, строгий догматизм.
Для чего, собственно, и те, и другие придумывают определенную форму одежды, одну для всех, и описанные выше символы: звезда и крест.

8. Исключительность носителей данной идеологии.
У православных это «русский народ — народ богоносец», у коммунистов — великий Ленин озарил нам путь, за которым мы через миры и века выведем всё прогрессивное человечество из лап проклятых империалистов к победе коммунизма и свободе.

9. Культ умерших.
Который доходит до совсем уж извращенных проявлений вроде целования мощей святых, и паломничества к трупу Ленина в Мавзолее. Впрочем, это прямое последствие культа мученичества. И та, и другая идеология просто пропитаны смертью насквозь. Будто бы они нужны для того, чтобы умирать, а не жить. Ни те, ни другие никогда не культивировали живых — они всегда отличались маниакальным фанатизмом от мертвых и всего, что связано со смертью, вплоть до сакрализации этих понятий. Ни там, ни там никогда не чтят живых — там чтить можно только мертвых. Умерших за родину или веру.

10. Святые места и сакрализация.
И у тех, и у других символизм дошел до стадии формирования целых святых зон — по сути бездушных кусков гранита, которые наделяются некими сакральными значениями. Например, Вечный огонь — обычная газовая горелка, не имеющая никакого смысла в 2017 году. Как-то не так относиться к этой газовой горелке — скажем, с недостаточным трепетом — считается страшнейшим преступлением, вплоть до судов линча. То же самое касается и православия: прикури от свечи или станцуй в храме — тебя сразу линчуют.

И многое-многое другое. Например, изучение Библии как неоспоримой истины у одних и изучение «Капитала» как неоспоримой истины у других... Еще очень много поразительных сходств можно найти.

Де-факто мы видим, что православие и коммунизм — взаимозаменяемые понятия, абсолютно идентичные друг другу. Не удивлюсь, что коммунизм есть плагиат православия. А если сделать коммунизм чуть более ярко выраженным, то изо всех щелей попрет настоящая религиозность: например, в случае с династией Кимов в Северной Корее, где уже трудно понять, там культ религиозный или же коммунистический. Трудно понять, потому что различия между двумя этими явлениями весьма условны.

Именно поэтому коммунисты всегда первым делом стремились искоренить именно религию: в Северной Корее вообще казнь за хранение Библии. Коммунисты борются с религией ровно по той же причине, по которой РПЦ борется со Свидетелями Иеговы. Это борьба за рынок. Конкуренция.
Потому-то общество Российской Империи, воспитанное догматами православия, с такой легкостью приняло атеистический коммунизм и ровно по тому же сразу после падения СССР с неменьшей легкостью вновь приняло православие. Замени Христа на Ленина и наоборот — никто и не заметит разницы, вот и все.
ИСТОЧНИК

Profile

beghiross: (Default)
beghiross

July 2017

S M T W T F S
       1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 1415
16171819202122
23242526272829
3031     

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 04:45 am
Powered by Dreamwidth Studios